Статья

История создания: Commodore. 30 лет спустя. Часть I

7 Октября 2014

В прежние времена, 1980-е, когда домашние компьютеры относили к потребительским товарам, был такой себе Commodore C64. Своими богатыми возможностями C64 был обязан двум интегральным схемам (IC), носившим названия VIC и SID, что расшифровывалось соответственно как Video Interface Chip и Sound Interface Device. В те годы имена процессоров были частью нашей культуры — начиная с VIC и заканчивая Fat AGNES (похоже на «толстушка Агнесса» — прим. пер.). Мы расскажем историю создания Commodore со слов Била Хёрда (Bil Herd), инженера Commodore в 80-х годах.


Микросхема видеоконтроллера MOS VICC II

Микросхема видеоконтроллера MOS VICC II

Мы говорили о VIC'е и SID'е, как о ком-то из знакомых или дальних родственников, пусть иногда своенравных и непредсказуемых, но всегда с глубоким уважением, как к самим процессорам, так и к создававшим их инженерам. Благодаря сочетанию VIC и SID графика и звук на тот момент были одними из лучших в мире: движения и шумы, музыкальные ноты и пришельцы.

Устройство звукового интерфейса MOS SID

Аудио микросхема MOS SID

Шла моя вторая неделя в качестве молодого перспективного инженера в Commodore, мое рабочее место находилось в одном из кабинетов над помещением цеха по изготовлению процессоров MOS, и вдруг меня тянет к себе в кабинет старший инженер, он же мой руководитель [Шираз Шивжи].

Это были бурные две недели. В коридорах на каждом шагу, из каждого кабинета ты сталкивался с невероятнейшими технологиями. За каждой второй дверью играли в компьютерные игры, что наводило на мысль о том, сколько же людей тут на самом деле работает, сколько сачкует, а сколько делает и то, и другое одновременно. За такое короткое время я уже успел с головой погрузиться в свои обязанности.

Тишина и спокойствие: Бывшее здание MOS Semiconductor в Кинг-оф-Праша, Пенсильвания

Тишина и спокойствие: Бывшее здание MOS Semiconductor в Кинг-оф-Праша, Пенсильвания

Спустя 25 лет после того, как я устроился на работу в Commodore, читая книгу [Брайана Бэгнела] «На грани» я узнал, что меня брали на работу всего лишь в качестве низкооплачиваемого специалиста. Но в первый же день меня повысили в должности до программиста, так как основной программист был в отпуске. Меня посадили за его стол в небольшом кабинете, где кроме меня было еще 2 человека. В каждом из кабинетов работало не более трех человек: Если бы мы могли обойтись без двери, нам обязательно бы дали четвертого человека.

Этот кабинет не был похож на все остальные. В нем хранилась большая коллекция паучника. Я был невероятно рад самой возможности работать в Commodore, а тем более — работать в кабинете с живыми растениями.

Я не выполнил ни одного порученного мне задания по программированию, я буквально не мог усидеть на месте, когда вокруг было столько невероятного — меня все время тянуло в лаборатории аппаратных средств. В первую пятницу я стал жертвой, как мы тогда говорили, «нагрузки». Я шел по коридору в компании еще троих сотрудников, когда нас остановил начальник технического отдела, чтобы поговорить о выходе годных кристаллов. Каким-то образом в тот момент из нашей группы именно меня выбрали представителем всего отдела научно-технических разработок и перспективного развития.

Должно быть, у меня это получилось неплохо, и я обязательно расскажу об этом в подробностях как-нибудь в другой раз. В двух словах, вместо того, чтобы пытаться найти оправдание, я нашел решение проблемы. Когда меня пригласили в кабинет [Шираза] в следующий раз, я подумал, что сейчас меня снова будут «нагружать». Я сел и приготовился услышать свою новую задачу. Свой недостаток обучения и опыта я собирался восполнить за счет энтузиазма.

[Шираз] открыл шкафчик производства Commodore (а вы думали, что мы делали только компьютеры?) и показал мне Timex/Sinclair Spectrum. Он лежал передо мной, у моего края стола: конкурент, который отнимал у нас деньги на обед. Враг.

ZX Spectrum

ZX Spectrum

Меня назначили ответственным за новейший на тот момент компьютер, несомненно в наказание за то, что я все время проводил в лаборатории аппаратных средств. Меня познакомили с TED'ом — чипом Text Display, нашей новейшей компьютерной системой с одним процессором. Я не стал упоминать, что мы с ним уже встречались, так как боялся, что одно мое неправильное слово и меня выгонят из проекта с такой же легкостью, как и взяли.

Кое-какие подробности и другие вопросы, связанные с семейством Commodore TED можно увидеть на этом сделанном мной несколько лет назад видео.

Из необычного: в этом году со мной приключилась одна история — после того, как я нашел редкий вариант машины TED и взял ее с собой на фестиваль VCF. Этот TED отличался от большинства других: он умел разговаривать.

И это в то время, когда единственным известным говорящим устройством было «Speak and Spell» производства TI (Texas Instruments). Поэтому, как и следовало ожидать, Commodore наняла или переманила, может, перетянула того талантливого инженера, который научил говорить «Speak and Spell».  И вот, TED должен был заговорить тем голосом — я до сих пор помню день, когда TED откашлялся и заговорил: хоть некоторые слова он произнес и неправильно, это было чем-то совершенно неслыханным!

"TI Speak and Spell" 1980-х годов производства Texas Instruments

Что хотел сказать TED? Об этом я расскажу уже в другой раз.

Читайте об этом во второй части нашего рассказа.

Комментарии

Комментариев пока нет.
Стань первым!